ВИНО ГАЙЯ

«революция», когда речь идет о сигнатур- ных винах барбареско и бароло. Оба эти вина являются гордостью региона Ланге, расположенного в итальянском Пьемонте, и по праву претендуют на звание самой прекрасной в мире интерпретации сорта винограда «неббиоло». Революционная концепция, подпитываемая документаль- ным фильмом «Парни Бароло» («TheBarolo Boys»), представляет этот регион втянутым в водоворот противостояния смелых мо- дернистов и бескомпромиссных традицио- налистов, яростно сражающихся друг с другом. Согласно сюжетной линии модер- нисты обвиняют традиционалистов в изготовлении чрезмерно танинных вин, которым требуются десятилетия, прежде чем они станут пригодными к употребле- нию; традиционалисты открывают ответ- ный огонь, характеризуя модернистов как не только производителей вин, неспособ- ных к старению или эволюционированию, но, что еще хуже, представляя их кем-то вроде изменников за использование бочек из Франции!

Как почти всегда происходит с непримири- мым противостоянием фанатиков, истина ле- жит где-то в другом месте. На ум приходит деревянная табличка на стене кухни Марка Эберлена в Ильяэзерне (ресторан «Auberge de l’Ill» с более чем 50-летним статусом трехзвез- дочного в рейтинге Мишлен). На ней записа- но изречение Поля Бокюза - «Классическая или Модернистская: хорошая кухня - это качественная кухня». Важен не ярлык тради- ционного или современного, а качество. Это мантра семьи Гайя для их звездных барбаре- ско и бароло, и они полностью игнорируют дебаты о том, какое клеймо следует поста- вить на регион. Они предпочитают оставать- ся в стане производителей выдающихся вин.

Независимо от того, хочет ли кто-то отнести сегодняшних виноделов барбареско и бароло к одной из противоборствующих групп модернистов и традиционалистов, нельзя отрицать глубокие изменения, которые про- изошли за последние полвека, и вывели эти вина на самую вершину мирового рейтинга. Небольшой исторический экскурс показы- вает, насколько фундаментальной была трансформация. Обратите внимание на слова Оттавио Оттави, основателя первого в Ита- лии журнала о виноградарстве и энологии. Не особо деликатничая, он писал: «Неоспо- рим тот факт, что в настоящее время мы про- изводим очень мало хорошего вина, много плохого вина и еще больше - уксуса ... Одна бутылка достойна вкуса Папы, а другая едва годится для приготовления болгарского пер- ца». Многое из этой безотрадной оценки прошлого может быть списано на историче- ски сложившееся отсутствие экспортной торговли вином. В отличие от Франции, которая энергично осваивала зарубежные рынки и в течение десятилетий торговала в Великобритании, затем в Америке, Италия, особенно регион Ланге, не экспортировала свое вино вообще. В результате еще в начале 1960-х годов, вино было вторичным продук- том в регионе.

Blancpain art de vivre _ San Lorenzo
Blancpain Art de vivre - Gaja con cavallo

Глядя на сегодняшние безу- пречные виноградники Барбареско и Бароло, трудно представить, что между рядами вино- градных лоз здесь высаживались другие культуры. И пшеницы собиралось больше, чем винограда. Для подстраховки владельцы виноградников часто обращались к разведе- нию скота, выращиванию фруктов и лесных орехов (специализация Ланге) в качестве ос- новных источников дохода. Что касается вин, то при отсутствии выхода на зарубежные рынки, большинство из них потреблялись в регионе, и, соответственно, цены были удру- чающе низкими.

Именно с таким откровенно малопривлека- тельным положением дел столкнулась семья Гайя в то время, когда в 1961 году нынешний семейный патриарх Анджело Гайя получил диплом в школе виноградарства и энологии в Альбе. На тот момент семейным винодельче- ским бизнесом в Барбареско управлял отец Анджело, Джованни. У Джованни, надо ска- зать, дела шли лучше, чем у большинства в регионе. Основной доход Джованни позво- ляла получать его профессия землемера, которая избавила его от компромиссов, на ко- торые были вынуждены идти те, кто полно- стью зависел от своих виноградников в плане жизнеобеспечения. Когда вина не соответ- ствовали его стандартам качества, Джованни нес убытки, продавая их как бочечное - аль- тернатива, бывшая экономически невыгод- ной и для многих других виноделов в Ланге. Его преданность качеству привела к тому, что в 1950-х годах, когда Барбареско продавалось в среднем по 300–600 лир за литр, вина Джо- ванни имели заоблачную по тем временам цену в 1200 лир.

ствие, при заниженных ценах на вино, мно- гие виноделы отчаялись и стали выставлять на продажу отборные виноградники. Джо- ванни воспользовался этой возможностью и совершил ключевые приобретения в Бар- бареско: виноградник Сори Сан-Лоренцо был куплен в 1967 году, Сори Тилдин - в 1970 году, а Коста-Русси - в 1978 году. Сегод- ня это уважаемые наименования. Однако, на момент приобретения энофилами эти вино- градники были давно сброшены со счетов. Анджело описывал виноградник, который он позже назвал Сори Сан-Лоренцо, как находя- щийся в «руинах», при этом их бывший вла- делец «ворчал по поводу того, сколько он стоил ему», а издольщик был вынужден крутиться, как юла, чтобы свести концы с концами.

Эти виноградники даже не имели названий, под которыми они теперь известны всему миру. Италия идет в ногу с Францией, когда дело касается наименования виноградников. В подавляющем большинстве случаев в Бор- до и Бургундии существует практика, когда вина называются просто по наименованию аппелласьона без детализации и конкретиза- ции. Так, вина «Шамбертен Кло де Без» (Chambertin Clos de Beze) или «Шассань- Монраше Рюшотт» (Chassagne Montrachet Les Ruchottes) поименованы от названия своих аппелласьонов и ничего более. Во Франции все определяет слово «крю» (cru), и на протяжении веков для вин «крю» были обозначены точные границы виноградников и права на использование названий, что кон- тролировалось очень жестко. Существует несколько редких исключений, когда к наименованию вина при обозначении вино- градника «крю» добавлялись конкретные на- звания, такие как «Кло Вужо Мюзиньи» (Clos de Vougeot «Musigni») Бернарда Гро, где «Мюзиньи» - название небольшого участка большого виноградника Кло де Вужо, или «Вон-Романе Ле Мальконсор Кристиан» (Vosne Romanée Les Malconsorts «Christiane») Этьена де Монтий, где «Кристиан» - опять- таки название небольшого участка в преде- лах виноградника «премьер крю» Ле Маль- консор. Это, однако, единичные исключения из общей практики именования.

Приняв бразды правления от своего отца в 1970 году, Анджело оценил мудрость Джо- ванни, признав, что три приобретенные им участка являются особыми терруарами. Уни- кальность их почвы, расположение на склоне, солнечная экспозиция и влияние реки Тана- ро заслуживают того, чтобы урожай с них винифицировали по отдельности, отходя от общей практики смешивания вин из ягод с нескольких виноградников. Это, конечно, за- ставило Анджело идентифицировать каж- дый из них, назвав собственными именами, чтобы обозначить терруары. Два участка на- ходятся в пределах виноградника, известного сегодня как Секондине (Secondine) и распо- ложенного неподалеку от деревни Барбаре- ско. Первый из них теперь носит название Сори Сан Лоренцо (Sorì San Lorenzo) в честь святого-покровителя кафедрального собора Святого Лаврентия в Альбе (на местном ди- алекте sorì - склон холма, обращенный к югу); второй участок, Сори Тильдин (Sorì Tildin), был назван в честь бабушки Анджело - Клотильды Рей. Третье приобретение, сде- ланное его отцом, - участок Коста Русси (Costa Russi) на ви-нограднике Ронкальетте (Roncagliette), - было названо по имени пре- дыдущего владельца.

Blancpain art de vivre Barbaresco veduta aerea
Blancpain art de vivre Gaja wine

Раздельная винификация и разлив по бутыл- кам вина с этих трех участков позволили каждому из них выражать себя по-своему. «Коста Русси» - самое мягкое из трех вин и в наибольшей степени годное к употреблению будучи молодым. «Сори Тильдин» - более танинное и, как правило, более кислотное. «Сори Сан Лоренцо» - самое пряное, самое мощное и концентрированное из трех, тре- бующее старения. Когда Анджело начал маркировать свое вино по-новому, в Барбареско и Бароло было принято обозначать лишь регион. Так, вина продавались как DOCG Barbaresco и DOCG Barolo (DOCG переводится как ВЗНП, т.е. вино с защищенным наименованием места происхождения). На тот момент официаль- ного признания таких виноградников, как Секондине и Ронкальетте, относящихся к ВЗНП Барбареско, еще не произошло. Дей- ствительно, составление карт и определение конкретных участков виноградников, таких как Секондине или Ронкальетте, только от- носительно недавно завершенных, было двадцатилетним проектом Консорциума по защите Бароло, Барбареско, Альбы, Ланге и Доглиани (Consorzio di Tutela Barolo Barbaresco Alba Langhe e Roero).

С точки зрения истории, решение Анджело в отношении этих трех виноградников было смелым и дальновидным. Там, где распространенной практикой было винифицировать смеси ягод с нескольких виноградников, он винифицировал и разливал по бутылкам вина по отдельности. Точно так же, когда вино барбареско продавалось без обозначения конкретного виноградника, он пошел дальше со своим точным указанием того, на каком конкретно участке был выращен виноград.

Присвоение имен отдельным участкам виноградника явно было позаимствовано у французов, поскольку Анджело не мог не оказаться под влиянием того времени, что он провел во Франции по окончании учебы и до того момента, как отец передал ему дела. Его внимание было сосредоточено на повышении качества вин Гайя до уровня высших эшелонов мировой винной элиты. Как и в случаях с самыми успешными виноделами мира, его стремление к качеству не исключало ни одного элемента - оно было многомерным. Многие из его нововведений были направлены на снижение урожайности виноградников. Понятно, что правильно осуществленное ограничение урожайности увеличивает кон-центрацию ягод и, следовательно, качество вина. Еще одним из его методов было увеличение плотности насаждений, принуждающее лозы бороться за выживание.

Еще одним нововведением стало изменение ориентации рядов так, чтобы они росли вдоль склона, а не опоясывали его. Была еще третья инновация - агрессивная обрезка почек, вызвавшая недоумение и произведшая сенсацию в Ланге, эдакую минибурю. Анджело подрезал свои виноградные лозы, оставляя только двенадцать почек на лозу (позже он уменьшил это число до восьми), в то время как многие виноградари оставляли двад- цать и больше. И это при том, что обрезка одной почки на акр виноградных лоз снижает урожайность на 1600 гроздей. Анджело обрезал так много почек как раз ради снижения урожайности. По мнению деревенских сплетников Анджело был безумцем, и его нововведения должны были неизбежно привести к краху и неспособности платить своим работникам. Еще больше сократив количество почек, Анджело внедрил «зеленый сбор», срезая грозди до их созревания с тем, чтобы лоза могла сосредоточить всю свою энергию на полном созревании оставшихся.

Blancpain art de vivre - Gaja wine

Затем последовали и другие меры, направленные на улучшение качества вина. Недавно Гайя уменьшил высоту листового полога в ответ на повышение температуры. При меньшем количестве листьев лозы растут медленнее, что влечет снижение уровня сахаристости, которое возрастает с повышением температуры. Избыток сахара приводит к несбалансированности вина в виде чрезмерной алкогольности. Даже пчелы стали объектом пристального внимания Анджело. Он способствовал колонизации пчел не только ради борьбы с другими насекомыми естественным путем без пестицидов, но и ради медовых дрожжей.

Нововведения коснулись и винодельни: терморегулируемая винификация, более кратковременная мацерация, использование барриковбочек из французского дуба, как новых, так и годичных, т.е уже прослуживших год, объемом 225 литров (стандартный размер в Бургундии и Бордо), тогда как местная практика заключалась в выдержке вина в больших бочках (как правило, объемом 2000 литров, но иногда до 15000 литров), которые эксплуатировались в течение многих лет, а также в использовании более длинных пробок.

Что примечательно в нововведениях Анджело, так это то, что он внедрял их несмотря на успехи, достигнутые его отцом Джованни. Он был тверд в своих убеждениях, и старая поговорка «от добра добра не ищут» была к нему явно не применима. Надо сказать, что даже семья одобряла далеко не все его преобразования. Когда он заменил один из виноградников «неббиоло» в Барбареско (все ВЗНП Барбареско и Бароло должны быть на 100% из «неббиоло») на «каберне», это было вдвойне противоречиво из-за того, что сорт был не просто не «неббиоло», а французским! Его отец, Джованни, не только отказался пить вино, но и нарек виноградник Дармаджи (Darmagi), что в буквальном переводе означает «Какая жалость!».

Так как же все-таки приверженцы модернистских и традиционных взглядов классифицируют методы Гайя? На самом деле, ни так, ни эдак. Было бы неправильно заклеймить его модернистским лейблом просто потому, что он выбрал курс, отличный от курса отца во многих винодельческих сферах. По мнению семьи, эти преобразования просто демонстрируют, что в Ланге не существует единого метода производства великолепного вина. Возьмем, к примеру, решение Анджело засадить виноградник Дармаджи сортом «каберне» или другое, не менее спорное на тот момент выращивать «шардоне» для производства вина «Гайя & Рей» (Gaia & Rey), названного в честь дочери Гайи и бабушки Клотильды Рей. Сторонники жесткой консервативной линии придерживались мнения, что барбареско должно быть только из винограда «неббиоло». Конечно, «неббиоло» процветает в Барбареско и Бароло, но почему это должно исключать другие сорта, особенно когда в более отдаленном прошлом виноделы производили вино из разных сортов?

Точно так же использование бочек из французского дуба не оправдывает клеймо модерниста. Когда несколько виноделов «нарушили строй» и признали себя модернистами, некоторые из них обозначили использование бочек из французского дуба как самоцель. Результат: в их вине часто преобладали дубовые ноты. Для Гайя французский дуб всего лишь один из элементов в производстве вина. Как правило, вина барбареско и бароло выдерживаются один год в небольших бочках из французского дуба, а затем один год в больших бочках. Но это не незыблемый постулат. Сроки корректируются в соответствии с характеристиками урожая вплоть до вероятности того, что в некоторых случаях бочки из французского дуба не используются вообще. Для каждого винтажа вино дегустируется после ферментации, после чего и принимается решение не только относительно времени, которое вино проведет в маленьких дубовых бочках, но и процентного соотношения новых бочек против бочек, уже использовавшихся в течение года.

Сегодня семье Гайя принадлежит 250 акров виноградников в Барбареско и Бароло. Добавив к основному винограднику три участка в Барбареско, Гайя начал изготавливать вина бароло из винограда с одного участка, назвав их «Сперсс» и «Контейза» (Sperss и Conteisa). Конечно, он также предлагает вина барбареско и бароло, которые являются блендом винограда с нескольких виноградников. Например, вино DOCG Barbaresco представляет собой смесь винограда с четырнадцати различных виноградников, расположенных в деревнях Барбареско и близлежащей Трейзо. Несмотря на то, что эти вина представляет собой смеси, виноград собирают, винифицируют и выдерживают отдельно, а смешивают во время розлива. С помощью этого метода Гайя регулирует относительное процентное содержание вина с каждого из виноградников в конечном продукте. Успех в Ланге позволил Гайя расширить свою деятельность в Тоскане за счет вин из Монтальчино: «Пьеве Санта Реститута» (Pieve Santa Restituta) и «Ка’ Марканда» (Ca ‘Marcanda).

Blancpain art de vivre Gaja Wine
Blancpain Gaja wine

Хотя Анджело Гайя по-прежнему работает, он передал бразды правления своим трем детямГайе, Россане и Джованни. Семья гордится тем, что у них нет организацион- ной структуры по распределению обязанно- стей. Вместо этого все члены семьи, включая жену Анджело, Люсию, в любой момент вре- мени подключаются и принимают участие во всех мероприятиях: в принятии решений по производству вина, дегустациях, встрече по- сетителей, обслуживании клиентов как из Италии, так и из-за рубежа. Так и должно быть в семье, которая с гордостью представ- ляет вина, носящие ее имя. 

Наверх