ЭМАЛЕВЫЕ МИНИАТЮРЫ Métiers d’art

Blancpain metiers d'art

Миниатюрная эмалевая живопись имеет БОГАТУЮ ИСТОРИЮ, включающую организацию браков в прошлые века.

Представьте себя знатным дворянином, имеющим красивую дочь на выданье, эдак 500 лет назад. Любопытная мысль не так ли? Конечно, перед вами стоит важная задача - найти ей подходящую партию. Естественно, ваше положение, богатство и даже размер приданого либо известны, либо могут быть анонсированы в письме. Но как насчет внешности? За неимением мобильных телефонов и селфи полтысяче- летия назад выход был один - миниатюрный эмалевый портрет, приложенный к письму.

В середине 1600-х годов миниатюрная эмале- вая портретная живопись стала чрезвычайно популярной, особенно во Франции, не только как способ нахождения потенциальных женихов, но и как художественная форма личных реликвий. Действительно, многие офицеры, сражавшиеся вдали от дома, носили с собой эмалевые портреты своих семей. Эта форма процветала до тех пор, пока не насту- пила эра фотографий, и сегодня солдаты носят в портмоне фотокарточки своих близких.

В то же время в эпоху своего расцвета техни- ка и мастерство исполнения миниатюрных эмалевых портретов нашли плодородную почву и за пределами Франции, в Женеве. Первоначально эмалевая роспись являлась средством повышения ценности первых, не особенно точных часов. Ранее развитие часового дела можно разделить на два этапа. Первый наступил с изобретением ходовой пружины, которая в качестве источника со- храненной энергии позволила создать на- ручные часы. Однако на том этапе развития часового дела еще не существовало эффек- тивных элементов регулировки. Поэтому никто и не ожидал от часов, что они могут быть точны. Действительно, в то время они имели только часовую стрелку, поскольку было совершенно бессмысленно надеяться, что минутная стрелка передаст достовер- ную информацию. Только с изобретением балансового колеса голландским математи- ком Кристианом Гюйгенсом в 1674 году в часовое производство действительно при- шла точность.

В течение промежутка времени между изо- бретением пружины и балансового колеса с часовым производством тесно переплелось искусство эмалевой миниатюры. И если ча- сам не доставало ценности в качестве ин- струмента для измерения времени, то она им добавлялась за счет изысканного украше- ния, чаще всего в виде эмалевой росписи, призванной придать часам значительности. Таким образом художники-эмальеры пустили корни в Женеве и заложили великую швей- царскую традицию росписи часов. Сегодня миниатюрная эмалевая живопись стала чрезвычайно редкой формой декора- тивного искусства. Совсем немного часовых домов предлагают часы métiers d’art с исполь- зованием эмалевых миниатюр, и, тем более, создаваемых в собственных стенах. Поэтому компания Blancpain с собственными худож- никами-эмальерами из художественного ателье в Ле Брассю действительно выделяется своей приверженностью декоративно-при- кладному искусству.

Blancpain enamel - Metiers d'art

Возглавляет группу эмальеров ателье metiers d’art Blancpain Кристоф Бернардо. Кристоф - классически образованный художник, окончивший École régionale des Beaux-Arts (Региональную школу изобразительных ис- кусств) в Безансоне, расположенную менее чем в 40 минутах езды от Валле де Жу. Там он обучался и основным техникам эмалевой живописи. Первоначально он стал работать не в сфере часового производства, а в знаме- нитом доме севрского фарфора - Porcelaine de Sèvres. Когда же он пришел на Blancpain в Ле Брассю, художественное ателье компании уже было хорошо известно своим искус- ством гравировки. С его приходом декора- тивные возможности ателье значительно расширились, поскольку Бернардо привнес в портфолио не только эмалевую живопись, но и техники дамаскинажа и сякудо. Сегодня Blancpain существует в разреженной атмос- фере эксклюзивности, практикуя все эти де- коративные техники под одной крышей.

Во многих отношениях эмалевая миниатюр- ная живопись Blancpain – абсолютная клас- сика в лучших швейцарских традициях. Есть, однако, два аспекта, в которых Кри- стоф не согласен с этими традициями и той горсткой швейцарских артизан, которые еще несут знамя эмальеров. Первый аспект, можно сказать, технический. Швейцарская техника эмалевой миниатюры обычно требует по- следнего шага, заключающегося в нанесении прозрачного защитного слоя, называемого fondant (фондан),

Le Brassus - Blancpain - Métiers d'art

на портрет или другое изображение. В прошлом это имело смысл, поскольку многие эмалевые миниатюры на- носились на корпус часов снаружи. Таким образом, они подвергались воздействию природных явлений и механическим по- вреждениям и, безусловно, нуждались в защите. Художники Blancpain наносят эмале- вую миниатюру исключительно на циферблат. Так как он полностью защищен и герметиче- ски изолирован, слой fondant был бы не только лишним, но и ухудшающим яркость изобра- жения. Второй аспект - художественный. Се- годня несколько оставшихся швейцарских художников-эмальеров по-прежнему экс- плуатируют мотивы вековой давности. Как и Марк А. Хайек, Бернардо - истинный адепт креативности без границ, поэтому ему был дан карт-бланш на поиск новых мотивов и стилей для своих миниатюрных шедевров эмалевой живописи. Но это совсем не озна- чает, что Бернардо отказался от стилизации исторических мотивов или их использова- ния. Рядом с его рабочим местом в Ле Брас- сю стоит стеклянная витрина, полная еголичных, совершенно изумительных работ, включая восхитительную миниатюрную репродукцию, которую он написал на заре своей карьеры, знаменитой картины Жана Доминика Огюста Энгра 1814 года «La Grande Odalisque» («Большая одалиска»). Несмотря на свой очевидный талант в эма- левой живописи, Кристоф не захотел позво- лить своему искусству быть заключенным в тюрьму прошлого. Процесс нанесения эмалевой миниатюры на циферблат часов чрезвычайно сложный. Он начинается с изготовления основы под изображение. Для эмалевых циферблатов Blancpain в качестве основы используется диск из чистого золота. Чтобы создать эма- левую поверхность для последующего рисо- вания на золотой основе, несколько слоев эмали наносится на обе стороны диска. По- чему на обе? Во избежание деформации. Каждый нанесенный слой эмали требует об- жига в печи при температуре 800 ºC. Если бы эмалью была покрыта только одна сторона, существовал бы риск того, что не защищен- ное слоем эмали золото на обратной стороне диска будет нагреваться и остывать по- другому, чем лицевая сторона, что может привести к короблению. После нанесения нескольких слоев Кристоф тщательно поли- рует лицевую поверхность. Горячая эмаль, называемая grand feu (гран фё), имеет есте- ственную тенденцию становиться чуть выпуклой по форме. На циферблате без росписи такая объемность вызывает визу- альный интерес и является одной из состав- ляющих привлекательности часов. Надо сказать, что эмалевые циферблаты без ри- сунка присутствуют во всех коллекциях Blancpain. Но выпуклая поверхность не под- ходит в качестве основы для рисунка, как и поверхность, имеющая после обжига даже намек на микротрещину. Именно поэтому Кристоф уделяет особое внимание полиров- ке - чтобы обеспечить абсолютно ровную, безупречную поверхность. В большинстве случаев, прежде чем кисть коснется тщательно подготовленной поверх- ности циферблата, Кристоф делает наброски изображения, которое он хочет нанести. По- рой для достижения желаемого результата требуется сделать множество эскизов. Бер- нардо стремится добиться гармонии не только в самом изображении, но и в том, как оно будет соотносится с другими элементами на циферблате. Не следует забывать, что это все-таки циферблат часов и что помимо декоративного изображения на нем могут быть метки (хотя это переменный фактор, поскольку некоторые циферблаты не имеют меток вообще, другие - несколько, но не все, а третьи - все двенадцать) и надпись «Blancpain». Поэтому жизненно важно, чтобы эти элементы гармонично сочетались друг с другом. Кроме того, в некоторых случаях изображение на циферблате делается по спецзаказу, и тогда его выполнение требует особой подготовки до начала собственно де- коративной работы, чтобы удостовериться, что изображение соответствует пожеланиям заказчика.

Поскольку краски – это и есть эмаль, ее на- несение должно сопровождаться обжигом. Не ограниченный рабской зависимостью от исторических тем, Кристоф свободен в их выборе. Азиатские мотивы, цветы, Женев- ское озеро и виноградники Лаво (объект Всемирного наследия ЮНЕСКО), абстрактные фантазии, бабочки и многое другое родилось и вышло из ателье métiers d’art в Ле Брассю. Каждый циферблат уникален, и изображение никогда не повторяется. Таким образом, лю- бой владелец часов métiers d’art может быть уверен в том, что он или она обладает издели- ем, лимитированным одним экземпляром.

Blancpain - Métiers d'art
Blancpain - Metiers d'art

Циферблат на тему Лаво – это дебют не только мотива, но и новой техники. На циферблате изображены виноградники, которые круто, террасами поднимаются вверх от Женевско- го озера и расположены недалеко от админи- стративных офисов Blancpain в пригороде Лозанны. Чтобы запечатлеть виноградники, озеро, горы и небо, Кристоф обратился за вдохновением к импрессионистской акварели. А для достижения особого очарования, при- сущего акварели, он адаптировал свой метод смешивания красок таким образом, чтобы они выглядели словно размытыми.

Некоторые циферблаты изготавливаются с использованием техники выемчатой эмали, называемой champlevé (шанлевé). Вместо аб- солютно плоской поверхности, на которую наносится цветная эмаль по технике grand feu, champlevé начинается с вырезания мате- риала и формирования на циферблате углу- блений, разделенных и обрамленных тонкой границей. Цель состоит в том, чтобы придать изображению дополнительную объемность и визуальную глубину. Для работы использу- ется резец, называемый burin. После завер- шения этого процесса выемки тщательно полируются с тем, чтобы они стали идеаль- но гладкими. С помощью техники champlevé был создан циферблат с мотивом «эдельвейс» (Эдельвейс является национальным цветком Швейцарии). На циферблате изображены два эдельвейса на белом фоне. Работая с золотым диском ос- новы, Кристоф вырезал то, что должно было стать базовой поверхностью циферблата, оставив тонкие золотые окантовки, образу- ющие лепестки и листья цветка. С помощью этого метода он не только обозначил тонкие контуры эдельвейса, но и, по сути, «припод- нял» цветы над общим фоном. Нанеся белую эмаль на лепестки, Кристоф подверг обжигу этот слой при температуре ниже нормаль- ной, что придало лепесткам эффект зерни- стости, подчеркивающий их природную неровную текстуру. Для зеленых листьев он разработал особый краситель, который слегка прозрачен и имитирует вощеный вид листьев эдельвейса.

В ПЕРЕЧЕНЬ ТЕХНИК ЭМАЛЕВОЙ
ЖИВОПИСИ входит и champlevé.

Еще одна достопримечательность этой нео- бычной композиции - сердцевинки цветов. Живой эдельвейс в центре своего соцветия имеет несколько золотистых колючих мелких головок. Для их изображения Кристофу при- годился его навык гравера. Взяв золотой диск, он тонко вырезал из него головки, оста- вив маленькие центральные зоны в каждой, чтобы заполнить их эмалью. После этого он прикрепил их к циферблату как аппликацию с помощью микроскопически тонких ножек, вставленных в соответствующие мельчайшие отверстия. Гравировка и аппликация прида- ли этому уникальному циферблату еще боль- шую визуальную глубину. Остался последний шаг. Легенда «Blancpain», цифры «12» и «6» и надпись «Swiss Made» были прорисованы вручную. Мастерские типа ателье métiers d’art в Ле Брассю с его командой мастеров-артизанов, владеющих непревзойденным набором де- коративных форм и техник, редкость для Швейцарии. Не менее важно и то, что их талант зиждется на предоставленной им на Blancpain созидательной свободе для изуче- ния и расширения границ художественного выражения часового искусства. •

Enamel - Blancpain

Enamel

Наверх